• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
21:39 

Мой мастер в институте очень любит давать нам темы для этюдов, которые мы должны приносить ему на творческие семинары. Мы тоже очень любим делать такое д/з, потому что иначе больше половины группы даже не откроет "блокнот". Но иногда эти темы бывают несколько... (ах, как много у меня сегодня многоточий!) в общем, немного затертыми и совершенно точно странными.

И этюды выходят такими же.

Тема: "Никогда не разговаривайте с неизвестными" ©

Памятка случайному прохожему

Не разговаривай с незнакомцами.

Даже если в глазах у них сто тысяч солнц плавятся, от потертых пиджаков пахнет чаем с шиповником и барбарисом, а на кончиках пальцев - въевшаяся золотая краска.

Не разговаривай с незнакомцами.

Пусть выводят резкое кружево на своих скрипках, занимают собой переходы, хватают за шкирку хрипловатыми голосами.

Не разговаривай с незнакомцами.

Не смотри на развязавшиеся шнурки, порванные чехлы для гитары, перчатки из змеиной - драконьей? - кожи, которые эти гребаные незнакомцы носят, словно геральдические лилии.

Не разговаривай с незнакомцами.

Пусть обнимают тебя духами, одеколонами, яблоками, украденными сказками, упавшими созвездиями, отпечатавшимися на ржавых зонтах.

Не разговаривай с незнакомцами.

Даже если они заговаривают с тобой, протягивают холодные и легкие - морская пена, тень осеннего листа - руки, улыбаются так, словно липовым медом кормят.

Не разговаривай с незнакомцами.

А то станешь таким же.


@темы: проза, творчество, сказки

21:08 



Ты был такой медовый, грецкоореховый, южный, обнимаемый муссонами, пахнущий пряностями и солнцем, июльским, раскаленным. Ты смотрел, и ртуть в термометре поднималась на пару делений, семена давали ростки, лужи начинали блестеть, как рыбья чешуя, а в воздухе вспыхивал запах корицы и апельсинов. Ты улыбался, и зима как-то резко решала уйти в отпуск, отпустить волосы и пуститься в кругосветное на пару недель, а птицы сбрасывали перья и обрастали огнем. Ты пытался сдержать смех, и стая ласточек начинала вить гнезда прямо на "Библиотеке Ленина", над платформой, стая диких, солнечных котов делилась рыжиной с вагоном, стая людей стаскивала вязаные шарфы и делилась ими с котами, а я рассыпалась на перья полярных сов и решала(сь) сменить меридиан жительства на более южный.

 


@темы: творчество, сказки, проза

14:12 

Вообще-то я обожаю писать прологи.
У меня их огромная куча, по размеру сравнимая, наверное, только с Олимпом на Марсе. Но очень редко меня хватает хотя бы на 1 главу. Вот один из таких случаев:





@темы: творчество, проза, отрывки

13:20 

Холод стекла

А почему бы мне не опубликовать здесь одну прэлестную работу одного милейшего человека?

Автор: Скларио
Фэндом: Rise of Nations: Rise of Legends
Оригинал: ficbook.net/readfic/2380941

Штыки стекла вокруг стоят: они так остры, что кажется, будто их кто-то наточил. Могильным холодом веет от них — ярким клеймом отразится он на теле и душе заключённого. Ужаснейшая боль пронизывает его, и кажется, что даже сердце медленно, но вскоре превратится в сплошной кусок стекла. Чёрного, бездушного стекла, хладнокровного и безвольного...

Но надежда... Надежда всегда умирает последней!

Он вспоминал всех, кого обожал, пока холод не затмил его разум. Он вспоминал мать, которую любил больше всех людей на свете. Он вспоминал отца, погибшего из-за заражения чёрным стеклом, за которого он хотел отомстить и подался в пустынных воинов. Он вспоминал, как мать отговаривала его делать это, как она рыдала, зная, что сын её идёт на верную смерть. Он вспоминал сестру, которой было лишь семь лет — она только поступила в школу мистики. Горькая и горячая — одна из последних тёплых вещей внутри него — скатилась по его щеке слеза...

Но надежда... Надежда всегда умирает последней!

Жажда мучала его не меньше, чем страх — последние капли воды превратились в прозрачные жемчужины. Последний глоток он успел сделать пол дня назад, когда они обороняли Аринавар, последний неосквернённый и крупнейший источник знаний — гигантский комплекс из храмов, частично тонувших в песок. От древних храмов веяло бременем знаний, которые они заключали в себя. Он отдал бы всё, что имел, лишь ему бы дали глоток воды...

Но надежда... Надежда всегда умирает последней!

Теряя рассудок, он считал секунды. Для чего? Он и сам, наверно, не знал. Пронзительный холод просочился в жилы и тихо подкрадывался к разуму. Сколько ещё мучиться? Когда умирать? Право, он не хотел этого; его надежда быстро угасала...

Его сердце остановилось. Глаза, затуманенные и ослеплённые болью, закрылись...

Его надежда... Его надежда умерла последней.


@темы: чужое, проза

23:30 

Я сплету венок из одуванчиков, по одному на каждое лето твоей жизни. Скреплю их солнцем, падающим прямо в ладони, и украшу клевером, что вырос из твоих снов. Разотру в ладонях ветер, пахнущий вереском и дорогой, чтобы ты вспомнил все свои пути. Спрячу среди цветов смех твоих друзей, хранимый в бутонах кувшинок. Поймаю пару бабочек, которые, конечно, знают все твои песни. Одолжу ленты у меднокосой Удачи, и она нашепчет мне о твоих победах. Подвешу бубенцы, жемчуг, выпавший из лунной корзины, и брошу горсть рассветных звезд, что видели твое пробуждение.

А потом я отдам этот венок тебе. Чтобы ты никогда не забывал, как много значишь для этого сумасшедшего мира и для меня.

@музыка: Blackmore's Night - Dandelion Wine

@темы: творчество, проза

09:44 

Чай нужно пить только из чашек. Белых, синих, прозрачных и с жирафами на пузатом боку. Хотя солнечные зайцы больше всего, конечно, любят прозрачные. Они карабкаются вверх по скользким стенкам, цепляясь лапками за тень от пальцев, и с наслаждением плюхаются прямо в теплую горечь. И чай сразу становится немножко летним и совсем чуть-чуть липовым. Отпиваешь глоток и жмуришься, а заяц, уже чайный - не солнечный, хихикает и устраивается у тебя прямо на губах, щекочется, дразнится и лучится теплом. А потом внезапно, перебирая пухлыми лапками, топает по щекам, ресницам и забирается на веки, обдавая светом. И сразу вдруг понимаешь, что нет никаких нерешаемых проблем. О чем ты вообще, honey? У тебя в чашке солнце плавает, какие проблемы? Сразу находится две сотни решений, три сотни идей и полторы тысячи снов в кладовой памяти.

А в это время солнечные зайцы счастливо ерзают в чашке с пузатым жирафом.

@темы: проза, творчество

18:53 

Давай щекотать облака и брызгаться расплескавшимся рассветом? Наденем кроссовки поудобнее, старые джинсы и непременно забудем наушники, чтобы слышать хихиканье этих пушистых, слегка навязчивых гигантов. Закинем на плечи рюкзаки, пустые бутылки будут позванивать в такт шагам. Под ноги лягут заросшие травой тропинки, ведущие леший знает куда, в волосы ветер серебро вплетет, похитив ленты из кос. Пальцами перебирать будем четки рябиновых ягод, оставляя след из алых капель, чтобы не потеряться. А если вдруг заблудимся, то вернемся назад, отыскав мох и уточнив у него дорогу, не волнуйся.

Будем шагать долго-долго, пока из солнца не вылупится феникс, русалки не охрипнут от песен, а Гамаюн не забудет, как зачался этот мир. Тропки будут сливаться и разветвляться, деревья - засыхать и пробиваться ростками, кроссовки - стесываться о камни, а мы будем смеяться, чувствуя, как время стекает с кончиков пальцев прямо на землю и прорастает кружевом плюща под ногами. Нас лето обнимет запахом меда, осень накинет на плечи плащ из дождевой паутины, и болотные огоньки превратятся в светлячков и созвездия. У нас между ребрами звезды взрываться будут, распадаясь на протуберанцы, бубенцы, выплавленные из мысли, заглушат тревогу и стыд, и мы будем счастливы, как никогда не были счастливы смертные люди.

Мы дойдем до огромной горы - настоящего небоскреба и небодержателя, - которой, разумеется, мы сразу не понравимся. Она будет кидаться в нас камнями и снегом заваливать тропки, насылать пушистых рысей и огромных птиц, которые когда-то были людьми. Мы будем закрывать глаза руками, лица - шарфами, а рысей закутывать в одеяла, потому что холодно - жуть. А потом вскарабкаемся на вздернутый нос этой вредной горы, устроимся там поудобнее, заварим чай, угостим им птиц и поделимся с горой печеньем. Тогда она немножко успокоится, хохотнет громогласно и покажет, как правильно щекотать облака. Мы, конечно, не поймем и сразу же забудем, наберем в пустые бутылки рассвет, который стекает прямо на вершину (а потом превращается в горный поток, только тс-с-с), и прыгнем в объятия белых мягких махин.

А после проснемся.

И только мы будем знать, что все это действительно было, потому что бутылки в рюкзаках будут звенеть чуть-чуть иначе, чем прежде.




@темы: коллекция, проза, сказки, творчество

21:01 

Господи, чего только не напишешь на семинаре по древнерусской литературе.


@темы: проза, творчество

20:57 

Хэй, судьба, я идиотка, можно мне второй шанс? Понимаю прекрасно, что прошу о невозможном и совершенно неприличном, но все-таки. Я ведь не так часто ошибаюсь и учусь не жалеть о сделанном и не сделанном. Я ведь пытаюсь подниматься в те редкие моменты, когда ты отвешиваешь мне оплеухи (хотя чаще, конечно, просто устало по голове гладишь и показываешь правильное направление). И я не особенно наглею: не требую постоянно шоколадных конфет и облака под ноги, не хвастаюсь каждому встречному тем, что ты мне собственноручно ленты в косы вплетаешь, иду в заданном направлении и даже ромашки не срываю. Разве я не заслужила маленькую поблажку? Я обещаю быть хорошей девочкой, ложиться спать в 10, кушать манную кашу, выпускать звезды из пальцев вовремя, не дергать ветер за хвост, даже если он будет царапаться, обещаю стихи писать по рождественским средам, а прозу по самайнским пятницам. Я обещаю слушаться маму, папу и немного сказочников, научиться вышивать лунным светом, варить суп и кормить им бездомных мотыльков. Я обещаю все, что хочешь, судьба, только дай мне, пожалуйста второй шанс. В этот раз я точно его не упущу, честно-честно. Я вцеплюсь в него так, словно хочу выдрать его сизо-синий хвост (шучу, конечно, ничего не случится с гордостью твоей птички), и удержу, обязательно удержу. Я же сильная, ты знаешь, я сильная. Так, пожалуйста, дай мне его. Заранее спасибо.


С любовью,

Непутевая



@темы: заметки, проза

18:11 

Есть люди - чемоданы. Смотришь на такого и видишь обычную коробку, облепленную наклейками или покрытую застарелыми царапинами, с облупившейся кожей наа ручке или гордо поблескивающую новыми металлическими застежками. Подходишь к чемодану медленно, немного робко, протягиваешь ладонь, готовый в следующее мгновение отдернуть руку, и осторожно проводишь кончиками пальцев по шершавому покрытию, прохладной молнии. Один чемодан радостно подпрыгивает и соазу же распахивается тебе навстречу. Другой - сильнее сжимает заржавевшие челюсти, сопротивляется изо всех сил, когда ты, пыхтя и постанывая, упираясь ногами в асфальт, пытаешься его растегнуть. Третий нехотя, но подчиняется. Четвертый, посмеиваясь открытой пастью, скрывает второе/третье/сотое дно.
И содержимое, конечно, у каждого тоже разное. Иногда легко распахнувшийся чемодан восторженно плюется в лицо запахом гниющей рыбы. Ты с отвращением отстраняешься, зажимая нос и кривя лицо, и с усилием захлопываешь его. А порой, точно такой же чемодан прячет в своем нутре солнце, закованное в цепи. Он раскрывается, и ты блаженно жмуришься, купаясь в жарких лучах. Одни чемоданы-сейфы начинены шипами, которые пронзят едва ты поднимешь крышку, другие хранят спящего дракона, помнящего начало мира. Под третьим дном можно найти отбеленные временем кости или же светлячков, зажигающих новые звезды. И ты не узнаешь, что найдешь, пока не откроешь. Потом и бродишь, дергая каждую встречную застежку в надежде, что в одном из чужих чемоданов найдешь ключ от своего.



@темы: сказки, проза, заметки

16:47 

Прыгали по крышам, кроссовки окуная в облака и пальцами цепляясь за тени телефонных проводов. Падали вместе с солнечными зайцами вместо ржавой листвы искореженных кленов и взлетали, отталкиваясь от зеркал на асфальте, оставшихся после дождя. Кричали о чем-то и ни о чем, пугая съежившихся воробьев, искупанных в солнце, искупленных звонкой монетой, упавшей с неба в новолунье. И бежали, бежали, бежали, прыгали, летали, кружились, роняя с пальцев терпкую радость цвета апельсиновых корок. Встречали эту осень "Текущими слезами", вместо струн вместе с ветром дергая дождевые струи, и растворялись в ней, запивая горчащим чаем сны умирающего лета.









@темы: коллекция, проза, сказки, творчество

16:18 

Ты знаешь, есть люди, что носят в карманах цветы шиповника и прячут в длинных рукавах разношенных свитеров исцарапанные пальцы. У них на глазах обычно поволока морской пены, рыжие волосы давно сплелись с косами ветра и светом уличных фонарей, а голос напоминает кельтскую арфу. Они любят большие пуговицы, полосатые носки и ненавидят готовить обеды и завтраки, потому что думают, что ножи все еще из железа куют. У них всегда найдется парочка историй про Короля Артура, Костика с ролевки и кошку Теть-Маши, в очередной раз унесшей кому-то хозяйкины сны. По вечерам эти люди шатаются по улицам, заглядывая в окна, пускают мыльные пузыри, сидя на лестнице в чужом подъезде, и выдувают фрегаты из сигаретного дыма на зависть прохожим. А в полнолуния они уходят в холмы до утра, потом, правда, снова возвращаются с полными карманами цветов шиповника.





@темы: сказки, проза, творчество

23:05 

У Осени быстрая, чуть пружинистая походка, лохматые пепельные кудри с вплетенными в них ржавыми кленовыми листьями и огромный пакет, полный яблок и булок с изюмом. У нее ярко-красный лак на ногтях, ярко-красная помада в кармане, ярко-красный брелок на ключах от квартиры в панельной девятиэтажке с грязно-серыми стенами, куда она приходит поздно вечером и, усевшись на широкий подоконник, курит синий "Marlboro", а потом заедает дым яблоком. Не потому, что невкусный, а потому, что серый. А яблоко желтое, с красноватым боком и коричневыми вмятинками. Красивое.

Прежде чем окончательно покинуть этот скрипучий дом, пропахший повседневностью и кошками, Осень заглядывает в гости к мальчишке из квартиры напротив. Быстро улыбается, вручив пакет с драгоценностями, и, потрепав мальчонку по голове, убегает. Он ей нравится своей беспрецедентной рыжиной и тонкими запястьями. Наверное, когда подрастет, станет отличным Летом (а то старому давно пора на покой), ну а до тех пор пусть объедается булками с изюмом, чтобы потом к осенним сухофруктам руки не тянул...

@темы: сказки, проза, Творчество

10:46 

А пряник все еще играет в сказочницу

Мы сидели на кухне, пили горький чай с кислым вишневым вареньем и смотрели, как за окном растекаются по горизонту оранжевые чернила, как сплетаются кружева облаков из белоснежных батистовых нитей тумана, как сказочник из квартиры напротив вкручивает в небо новые энергосберегающие лампочки взамен перегоревших, взорвавшихся звездной пылью. Выглядывали с девятого этажа и видели, как вырастает трава на тон бледнее, чем в соседнем районе. Тогда хватали кисточки, доставшиеся от бабушки-феи, и гуашь, купленную на распродаже, и бежали во двор, раскрашивать. Затем возвращались домой, все перемазанные, изрисовав стены жар-птицами, которые потом все равно улетели, но счастливые до умопомрачения. Залезали на подоконник на кухне, ничуть не удивляясь тому, что он не ломается под нашим весом, снова прихлебывали чай из белых кружек в горошек, черпали ложками вишневое варенье прямо из трехлитровой банки, и, обсуждая забавного рыжего парня, одного-из-тех-кто-живет-на-крыше, смотрели, как за окном рождаются новые сказки.


@темы: Творчество, проза, сказки

11:55 

День из жизни обычного человека

Пряник решил немного побыть сказочницей

Он был самым обычным человеком. Обычнее, наверное, не бывало ни в одном из сотен миров. Он просыпался рано-рано утром, потягивался, привычным движением открывал окно, выпуская из захламленной комнатушки желто-рыжий сгусток огня, пахнущий апельсинами и лавой, наливал в огромную чашку кофе, добавив в него пару ложек молока-текущего-между-звездами, перекусывал хлебом, наскоро выращенным в закутке под подоконником, и бежал на работу, роняя из потрепанного портфеля просроченные лунные отражения. Он переминался на остановке, терпеливо дожидаясь, пока гуси-лебеди отстоят положенное время в пробках, потом ехал на работу, где перебирал заявления о пропаже рыжих муз и жалобы на бродячих кошек, крадущих сны, снова пил кофе, уже с туманом, густым, как 25%-ые сливки, потом возвращался домой, арендовав на пару часов конька-горбунка.

Дома этот обычный человек ужинал бобами, запивал ромашковым чаем пряничные дверные ручки, заманивал орехами в меду рыжий шарик обратно в комнату, а потом ложился спать и видел сны, принесенные ему бродячими кошками. Он ведь сказочник. А у сказочников не бывает собственных снов.


@темы: Творчество, проза, сказки

Моральный эксгибиционизм

главная